RSS
Поиск
RSS
Главная страница
Ассоциация «РосМетиз»
Премия Ассоциации
Мероприятия
Журнал «Метизы»
Информационный портал
Проекты метизных производств
Все Новости
Интервью, обзоры, анализ
Мониторинг
Антидемпинговые Расследования
Рейтинг метизного рынка
Виртуальный музей
Контакты
Система рассылок
Карта сайта

Метизный рынок 2009

<< назад
Полный текст


Олег Ветер: Восстановление метизного рынка до объемов 2007-2008 гг. займет не менее двух-трех лет

Артем Ильин, «Экономические Известия»

Гендиректор ОАО «Северсталь-метиз» рассказал «i» о своем отношении к металлургам, проектах модернизации производства и прогнозах ситуации на профильных мировых рынках

Вопрос: Олег Владимирович, осенью-зимой 2008 г. металлургические предприятия Украины и России столкнулись со снижением спроса и были вынуждены резко снизить цены на продукцию и объемы ее производства. Коснулись ли эти тенденции метизного рынка?

Ответ: Метизная отрасль находится на один передел ближе к потребителю и поэтому все движения рынка ощущает немного раньше. В прошлом году серьезная просадка у металлургов началась в сентябре-октябре, а мы почувствовали снижение спроса уже в августе. Конечно, в разных продуктовых группах и на разных рынках динамика снижения спроса и цен была разной. Наиболее серьезное падение мы получили в машино- и автомобилестроении. Менее всех снизилось потребление в массовом рынке и РЭН (ремонтно-эксплуатационные нужды.– Ред.). Необходимо отметить, что восстановление спроса также идет разными темпами – наиболее стабильны на сегодня добывающие отрасли, в весенне-летний период мы наблюдали рост спроса в строительстве, по-прежнему тяжелая ситуация в машиностроении.

Вопрос: В 2008 г. реализация масштабной инвестпрограммы в «Северсталь-метиз» находилась в разгаре. Какие изменения были в нее внесены в связи с кризисом?

Ответ: Мы не прекращали эту деятельность и продолжаем модернизацию наших предприятий и сегодня. Но, безусловно, в инвестпрограмму были внесены коррективы, так как сейчас мы, впрочем, как и вся отрасль, иначе оцениваем емкость рынка. Очевидно, что его восстановление до объемов 2007-2008 гг. не будет быстрым и займет не менее двух-трех лет. В соответствии с новыми экономическими реалиями мы снизили планы по объемам производства на оборудовании, вводимом в эксплуатацию, а по некоторым мощностям перенесли сроки их запуска.

Вопрос: Инвестпрограмма ОАО «Днепрометиз» – это большой проект для метизной отрасли?

Ответ: Как правило, метизные предприятия проводят небольшие точечные инвестиции, которые по сравнению с металлургескими объединениями выглядят достаточно скромными. Пятилетняя программа модернизации «Днепрометиза» в размере более $27 млн.– это серьезные инвестиции даже в мировом масштабе.

Вопрос: Современное состояние рынка ускорило процесс сокращения издержек?

Ответ: Работа с затратами – это неизбежный процесс, так как мы не живем в какой-то чудесной стране, где на свою эффективность можно не обращать внимания. А сегодня стало особенно ясно: на коне остается тот, кто может предложить клиентам продукцию сопоставимого качества по меньшей цене. И мы стараемся ускорить реализацию мероприятий, направленных на снижение издержек. Ведь если действовать в отрыве от рынка, то у любой компании шансы выжить – минимальные.
В предыдущие годы нами были проведены сокращения персонала. Но мы делали это взвешенно, разумно, исключая ненужные и дублирующие функции, передавая на аутсорсинг вспомогательные функции, не добавляющие стоимости основному производству. Поэтому нынешняя ситуация для нас не была болезненной.
Основные мероприятия по оптимизации производства связаны с заменой старого оборудования на более эффективное, сокращением издержек на содержание производственных площадей и логистику.
Если говорить о наших европейских активах, то, например, экономические условия в Великобритании даже в докризисный период подводили нас к исключению некоторых продуктов из производственной линейки «Каррингтона». И сегодня ряд продуктов на английский рынок мы поставляем с российских заводов.

Вопрос: С августа 2008-го по август 2009 г. происходили весьма существенные колебания цен на продукцию металлургов. Приходилось ли из-за этого расторгать контракты с поставщиками сырья?

Ответ: Нет, не приходилось. Металлургов, которые поставляют катанку нашим предприятиям, немного, у нас устоявшийся круг поставщиков. Поэтому ключевой принцип нашего взаимодействия – это выстраивание диалога, а не решение вопросов в суде.
Вопрос: Сейчас строители практически не производят системных закупок, повлияло ли это на отношение металлургов к метизным предприятиям?
Ответ: Наши предприятия закупают существенные объемы катанки, поэтому российские и украинские металлурги всегда относились к нам, как к ключевым клиентам. Но все-таки можно отметить, что сейчас они относятся к нам более внимательно и более лояльно. Впрочем, подобное усиление клиентоориентированности наблюдается сейчас на всех уровнях и во всех сферах. В том числе и мы, борясь за потребителя, который стал гораздо разборчивее, стремимся предвосхищать его желания, разрабатываем новые сервисы, изменяем условия работы.

Вопрос: В 2008 г. говорилось, что «Северсталь-метиз» не планирует создавать сеть собственных торговых компаний. Актуален ли этот тезис в современных условиях?

Ответ: Россия и Украина – большие страны. Это не Италия, где открыв два торговых центра, можно покрыть всю территорию. Около 50% произведенной продукции (в объемном и денежном выражении) мы напрямую реализуем конечным потребителям, а остальные 50% продаются через сеть дилеров, с которыми мы работаем на основе договорных отношений. И у нас по-прежнему нет планов создать торговые компании. Мы считаем, что каждый должен заниматься своим делом.

Вопрос: Но я знаю, что у «Северсталь-метиза» в Италии есть торгово-сервисное предприятие…

Ответ: Вернее, даже сеть торгово-сервисных центров. Речь идет о «Течи» – дочерней компании нашего итальянского производителя канатов «Раделли». Но это очень специфическая ниша. Ведь канаты – изделие сложное, его мало просто изготовить. Потребителю нужен продукт, полностью готовый к эксплуатации: определенная мерная длина, при необходимости – заделка концов, элементы крепления и пр. Наши итальянские коллеги более 100 лет оказывают эти услуги, и мы намерены использовать их опыт, создав в России сеть подобных торгово-сервисных центров.

Вопрос: Большая часть метизных предприятий СНГ были созданы еще во время существования СССР и не отвечают современным принципам организации эффективного производства. В «сытые» годы этот фактор зачастую игнорировался. А как эти заводы справляются с современными условиями?

Ответ: Наверное, мы лучше всех знакомы с этим вопросом. Ведь в составе группы есть и российские, и европейские предприятия. Например, производственное подразделение компании «Раделли» расположено на площади меньше 4 га, а площадь Орловского завода – 158 га, «Днепрометиза» – 56 га. Мы задолго до кризиса поняли, что такую инфраструктуру невозможно «потянуть» в современных экономических условиях, и в 2006 г. начали программу оптимизации производств. Те компании, которые это вовремя не поняли, сейчас или уходят с рынка, или испытывают серьезные затруднения.

Вопрос: То есть крупным компаниям сейчас сложнее работать?

Ответ: В этом вопросе нет четкого разделения на черное и белое. У крупных предприятий есть свои преимущества, например, доступность кредитных ресурсов, которые позволяют пережить текущую экономическую ситуацию. Но при одном условии: если руководство этих предприятий не уповает только на свой масштаб, а еще занимается процессами оптимизации и пытается по максимуму использовать те преимущества, которые есть у мелких предприятий – мобильность, гибкость и т.д. Наши проекты нацелены на то, чтобы создать именно такие предприятия: оперативно подстраивающиеся под изменения рынка, быстро реагирующие на запросы клиентов и в то же время оптимально использующие ресурсы и возможности большой группы. Есть и психологический фактор. Люди, привыкшие работать на огромном предприятии с неоптимальным расходом ресурсов, к сожалению, даже не задумываются о том, что можно изменить в своей повседневной деятельности.

Вопрос: Девальвация рубля и гривни относительно доллара и евро оказалась на руку металлургам России и Украины, которые ориентируются на экспорт. Какое влияние этот фактор оказал на «Северсталь-метиз»?

Ответ: Для металлургов – это стало отдушиной, которая позволила окончательно не уронить свою эффективность и частично компенсировать потери, возникшие из-за проблем на внутреннем рынке. Схожая ситуация и у нас. Но я не могу сказать, что на фоне снижения курсов национальных валют мы смогли получить большой эффект от экспорта. Ведь уровень потребления и цены упали везде, в том числе и на экспортных рынках.

Вопрос: Можно ли ожидать, что текущая ситуация активизирует процессы слияний и поглощений среди производителей метизной продукции?

Ответ: Наша отрасль живет по своим законам, которые отличаются, например, от металлургии. Я не сталкивался с исследованиями об уровне консолидации мирового метизного рынка, но, по моей личной оценке, доля пяти крупнейших мировых метизных компаний гораздо меньше 50%. Поэтому я уверен, что в ближайшей перспективе мы будем наблюдать как примеры консолидации отрасли, так и появления новых метизных производств.

Вопрос: Какие тенденции в производстве метизной продукции вы можете выделить?

Ответ: Я думаю, что получат развитие технологии, которые позволяют совершенствовать качество имеющихся метизных продуктов. В последние годы растет спрос на метизы со сложными полимерными покрытиями. Есть технологии, которые освоены европейскими производителями, но в России их пока нет. Например, нанесение алюмоцинкового покрытия.

Вопрос: Возможно ли появление новых мировых центров производства метизной продукции в связи с усилением экономик развивающихся стран?

Ответ: Эти процессы идут, и они начались не сегодня и даже не вчера. Есть пример организации производства крепежа в Китае или высокопрочного качественного крепежа на Тайване. Смещение центров производства из высокоразвитых стран с большими затратами на персонал, большей стоимостью ресурсов, энергии и площадей в страны, где факторы производства дешевле, идет сейчас и, полагаю, будет продолжаться.

Вопрос: На какие показатели вы ориентируетесь как на признаки того, что мировая экономика начала выбираться из кризисной ситуации?

Ответ: На те же, что и в целом экономика России, Украины и других наших рынков. Состояние банковской системы, доступность кредитов, уровень процентных ставок по ним – это ключевые факторы, способствующие или препятствующие развитию рынков. Самый тяжелый период (конец прошлого – начало текущего года) характеризовался тем, что многие наши клиенты просто не могли взять деньги в банке. А процентные ставки были настолько высоки, что работать по ним было невозможно. Сейчас мы видим стабилизацию и не ожидаем в ближайшем будущем падения цен. Надеемся, что будет очень умеренный и осторожный рост.

Вопрос: То есть вы считаете, что грядущая зима будет не такой шоковой, как прошлая?

Ответ: Мы на это надеемся.

Олег Владимирович Ветер, генеральный директор ОАО «Северсталь-метиз», родился в 1970 г. в Симферополе.
1997-2000 гг.– ОАО «Северсталь»; 2000-2002 гг.– заместитель генерального директора ОАО «ХК «Коломенский завод»; 2003-2004 гг.– руководитель дирекции по обеспечению материально-техническими ресурсами ОАО ЧСПЗ; 2004-2008 гг.– директор по закупкам ОАО «Северсталь-метиз»; 2008-2009 гг.– коммерческий директор ОАО «Северсталь-метиз»; С 12 мая 2009 г.– генеральный директор ОАО «Северсталь-метиз». Женат, воспитывает дочь.
«Северсталь-метиз» – группа предприятий, объединяющая метизные активы компании «Северсталь». Входит в топ-пятерку европейских производителей метизной продукции. Основные потребители – строительство, нефте- и газодобывающая отрасли, автопром, металлургия, машиностроение.

 


Copyright © 2001-2012 SAA
Информационный портал о метизах
метизной промышленности и метизном рынке